Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:49 

Заплати и напечатай - публицистика


На почту то и дело приходят предложения напечататься за свой счёт. Это бизнес нащупал золотую жилку и играет на тщеславии многочисленных интернет-сочинителей.
Конечно, соблазн велик. Ведь бумажное издание придаёт значимость любому набору слов. Единственно, не понимаю, за каким чёртом автор должен тратить свои кровные денежки, нажитые хоть праведным, хоть неправедным трудом.
Чтобы достучаться до читателя? При помощи десятка книг? Честное слово, это смешно. Если интернет с его возможностями не помогает найти свою аудиторию, то уже ничего не поможет.

10:33 

"Я и пистолет" -публицистика



24.07.2012г из дневника "Мысли вслух"


Только что послушала передачу Соловьёва о законе, разрешающем гражданам ношение оружия. Насколько я понимаю, он "за" и не хочет слушать разумных доводов "против".

Я примерила ситуацию на себя. Хочу ли я приобрести оружие в целях самообороны? Ну, да! Почему бы и нет.

Держать пистолет в сейфе?.. Вы сбрендили, господа полицейские? Ко мне врываются грабители, а я им вежливо: "Минуточку, господа!.. Пропустите, господа!.. Боже мой! Почему я вечно не помню эту чёртову прорву цифр!.. Ну, наконец-то! Руки вверх, негодяи, или я выстрелю!"

Потому где скоро окажется пистолет при всей моей законопослушности?.. Ваши смелые предположения, господа?! Да, и учтите, что у меня клиника и я до поросячьего визга боюсь проснуться и столкнуться носом к носу с преступным элементом.

Кто не догадался, сообщаю, ночью в прикроватной тумбочке, а днём в сумочке, если мне предстоит пересечь городские джунгли в опасном месте.

Вдруг дети найдут оружие и начнут с ним играть? Ну что вы, господа! Разве я не понимаю? Но: "ведь они ещё маленькие" или "уже достаточно взрослые, и понимают, что это опасная игрушка". Выбирайте любой вариант объяснения моей преступной халатности.

Что я этим хочу сказать? Да только одно. Нельзя бездумно переносить на российскую почву то, что работает на Западе. У них оружие в личном пользовании находится веками и уже наработан к нему соответствующий иммунитет. Они в своей основной массе очень осторожны с ним, а мы - нет. Ведь у нас нет соответствующего опыта владения им. Конечно же, со временем он появится. Вот только чего это будет стоить? Задумайтесь на минутку.

Зря Соловьёв не прислушался к звонившему ему на студию мужчине - тот был абсолютно прав. Если сравнивать тех, кто владел оружием до 17 года и современников, то оно не в нашу пользу. Наверняка в дворянских семьях изначально воспитывали правильному отношению к личному оружию, а вот к чему оно привело в руках разночинцев, радеющих за свободу, думаю, не нужно напоминать.

Короче, прежде чем кидаться в оружейную лавку за вожделенной игрушкой, нужно очень хорошо подумать - вдруг вы приобретаете не защиту для семьи, а потенциальную опасность.

Учитесь ответственности, господа. Ну, а когда успехи в этом нелёгком деле будут налицо, тогда можно подумать и о приобретении личного оружия.


С глубочайшим уважением и наилучшими пожеланиями, ваша Safo. ))

11:32 

Мы такие разные...

Очень понравился конкурс "Лица".
Молодцы фотографы. Люди действительно выглядят живыми, а не манерными куклами.

Мужчины и женщины... вот такие они в жизни. ))




12:05 

Мысли вслух - ещё раз об их светлости Графомании

Частенько слышишь, что это не писатель, а графоман. Особенно самопальные писаки любят кидаться этим обвинением в адрес друг в друга.

С другой стороны, если вдуматься, то чем графоман отличается от так называемого настоящего писателя?
По сути, ничем. У того и у другого та же маниакальная зависимость, выражающаяся в постоянном словесном поносе, и подспудное убеждение в своей гениальности. А уж какой ярлык прилепят бедняге - зависит от читательского каприза и... от того, как звёзды встанут.
Самое забавное, что даже талант не является гарантией успеха. Скорей, наоборот. Попадались на СИ несколько ярких авторов, которым все эти рейтиноговые господа в подмётки не годятся.
И что?
Да ничего. Как были в загоне, так там и останутся. На веки вечные. Причём, не только у издателей, но даже у читателей, падких на халяву. Ведь в каждом из нас живёт доверчивый дикарь, который легко покупается на дешёвку. Стоит очередному жучиле как следует потрясти стеклянными бусами перед нашим носом и дело в шляпе.

Но вы пишите, господа, пишите. Не разочаровывайтесь. А вдруг? Говорят, что в жизни всякое случается - даже сказки, где роль феи исполняют богатые спонсоры. К тому же, если настойчиво пихать свои нетленки в издательствах, может, повезёт и вас напечатают. Ведь затрат почти никаких, а выхлоп может быть неожиданно богатый.
Вот только не лелейте надежду на признание в будущем. Уверяю вас, не будет никаких дифирамбов от благодарных потомков. Беднягам не утонуть бы в море графоманской лабуды своего времени.

23:14 

Очаровательные цветы жизни

Они такие милые

Мальчики



Девочки


12:56 

ЗАЧЕМ ДАНА НАМ ИСКРА ЖИЗНИ?



Действительно, зачем? Не вижу для этого никаких весомых причин.
Лично мне кажется, что мы возникли по недосмотру.

Думаю, дело было так. Создатель хандрил – ему не давалась какая-то очередная вселенская задумка. Вот он сидел и, находясь в раздумьях, тискал в пальцах глину, не замечая при этом что лепит человечков. Да ни как-нибудь, а по своему образу и подобию. А когда он спохватился, было уже поздно. Шустрики разбежались по всему Эдему.
Выругавшись, Создатель свистнул Змея. Получив приказ хозяина, чешуйчатый пустился по следу беглецов. Ну а нажравшись от пуза, он решил передохнуть под Деревом познания. Чтобы в полной мере насладиться вкусной трапезой. И то верно. Далеко не каждый день перепадает первоклассное мясо, да ещё прямиком от самого Создателя.
Вот тут-то его и подкараулила хитроумная Ева. Справедливости ради, нужно заметить, что девка была умна от природы. Не ела она яблок с Дерева познания. Всё это выдумки. Поскольку её родословная прямиком восходила к самому Создателю, то ей вполне хватало своего здравого смысла и сообразительности.
Короче, это не Змей соблазнил Еву, а она его, заметив, что во сне он расслабился и перетёк в человеческий облик. Ведь всё живое и не живое в Эдеме стремилось подражать своему хозяину. Пойманный врасплох, чешуйчатый не нашёл в себе сил сопротивляться женским чарам. И так она очаровала его, что он пошёл на прямое нарушение хозяйского приказа. Вместо того чтобы съесть сексапильную девицу, он спрятал её на Земле – своей родовой вотчине.
Попутно Змей прихватил пару для своей пассии – тихого неуклюжего парнишку по имени Адам. Чешуйчатый не был ревнивцем, зато был большим гурманом и решил впрок запастись нежнейшим мясом, которому искра божья придавала исключительный вкус. Ну а вскоре выяснилось, что дочери Евы ни в чём не уступают своей мамаше. Особенно те, что вели происхождение по его линии.
В общем, Змей благоденствовал. Что ни день, то сияющая физиономия. Это его и погубило.
Когда Создатель увидел Землю, кишащую человечками, он схватился за голову. Вот только уничтожение такой массы народа уже отдавало бы геноцидом. А Создателя и так преследовало чувство вины. Ведь факты – упрямая вещь. Как не открещивайся, а если по образцу и подобию, то нужно отвечать за свои деяния.
Тогда он загнал провинившегося Змея в ад – резервацию для его приближённых, а сам взялся пропалывать расплодившийся чертополох. Чешуйчатый, созданный из Тьмы, оказался силён и основательно подпортил исходный материал.
Создатель до сих пор отделяет зёрна от плевел. Конечно, неблагодарная работа. А что делать? Дети есть дети. Они не в ответе за легкомыслие своего родителя.

Вот такая сказочка об искре жизни. Истинно верующих попрошу не принимать её близко к сердцу. Сами понимаете, дочери Евы есть дочери Евы. Что с нас возьмёшь. ))

00:07 

Звёздная кошка-4 (Память сердца)



Марио Ирвинг приподнял витой бокал на длинной ножке, – он выглядел особо хрупко в его мощной длани, – и поднёс его к светильнику стоящему на столе. Прищурив глаз, он полюбовался накоби. Как и положено лучшим сортам рамбуанского пива, оно имело насыщенный фиолетовый цвет, перемежающийся опалесцирующими розовыми слоями. Они не стояли на месте и шевелились, будто живые.
«Фу, какая гадость! Выглядят как настоящие червяки», – подумал Ласло с отвращением.
– Какая красота! – воскликнул Марио Ирвинг, с умилением разглядывая любимый напиток. – Итак, на чём это я остановился? Ах да! Ваша земная диалектика. Мой друг обезьян, вот что я тебе скажу: засунь свои познания в задницу. Они – сплошное дерьмо. Там им самое место. Заруби себе на носу, мироздание развивается не по спирали, а свёрнуто в кольцо. Как змея, оно пожирает самоё себя… – изловчившись, он схватил воришку за руку и добродушно пробасил: – Ах ты, шваль! Ну-ка, отдай платёжный кристалл! Живо! Я кому сказал? Не то откручу тебе пальцы. Причём по одному, а затем примусь за яйца.
Кайро злобно оскалился, но сила была не на его стороне. Вжав голову в плечи, он забился в тёмный угол, и его левое запястье украсилось браслетом из ядовитых сине-зелёных игл.
Тем временем Ласло продолжил беседу, прерванную сначала официантом, а затем вмешательством воришки.
– Чего-то ты путаешь, звёздный пёс. Время линейно, следовательно, твои измышления о кольцевом варианте полнейшая чушь… Марио, берегись! – почувствовав опасность, он резко уклонился в сторону.
Несмотря на солидные размеры, у его преподавателя оказалась отменная реакция. Игольчатые снаряды просвистели мимо и ровными рядами вонзились в стену. В воздухе повис резкий запах, чем-то похожий на горький миндаль. Они дружно оглянулись. Повезло не всем. Часть отравленных игл ушла в зал и несчастливцев постигла незавидная участь – быть парализованными на сутки.
Марио Ирвинг, с сокрушённой миной на физиономии покачал головой.
– Вот скотина, и я не лучше. Совершенно забыл, что кайро довольно мстительные гадёныши, – прогундосил он, прикрывая нос шарфом.
– Не переживай, приятель, – утешил его Ласло и в свою очередь брезгливо поморщился.
Запах, испускаемый кайро, перешёл из разряда экзотических в разряд неприятных.
– Пошёл вон, вонючка! – при помощи пинка он придал ускорение замешкавшемуся воришке и с любопытством проследил за траекторией его полёта. – Опа! Гляди-ка, упал! – потеряв к нему интерес, он пригубил вино. – Амброзия! – на его лице появилось благоговейное выражение. – Ты только попробуй, пап, оно того стоит!
Загорелый до черноты молодой человек, облачённый в сильно потрёпанный полувоенный хаки, возник за их столом, словно по мановению волшебной палочки. Ласло не удивило его появление. Правда, с появлением неожиданного гостя в его груди забушевала неуёмная радость, и окружающий мир приобрёл нереально золотой оттенок.
Сняв шляпу, отец пригладил волосы, выгоревшие почти до белизны, и с сомнением посмотрел на бутыль.
– Думаешь, стоит? – спросил он хрипловатым низким голосом.
Взгляд Ласло был более, чем красноречив. Тогда он потянулся к бутыли и вынул откидную пробку в форме неведомого чудовища. Ярко-оранжевая густая струя ударила в дно бокала. С глубокомысленным выражением на лице он покатал напиток на языке, и одобрительно хмыкнул.
– Неплохо! – соизволил он признать и, окончательно проанализировав свои ощущения, с энтузиазмом добавил: – Знаешь, ну очень даже неплохо. Правда, у твоего деда вино получается не хуже, и вдобавок не имеет такой ядовитой окраски.
– Твоя правда, – согласился Ласло. – Привет, бродяга! Какими судьбами? Неужели надоело грабить усыпальницы фараонов?
– Не замай! Археология это святое, – с шутливой строгостью отозвался отец.
– О да! Что и говорить. Работа для тебя всегда на первом месте.
Ласло поморщился, заслышав упрёк в своём голосе. И словно отзываясь на его настроение, бурлящая радость понемногу пошла на убыль, а вместе с ней и свет в окружающем пространстве стал понемногу ослабевать.
На загорелом до черноты лице появилась мягкая полуулыбка.
– Ну, зачем же столь трагично? Ведь вторым по важности для меня был ты.
– Вот спасибо!
– Лучше горькая правда, чем сладкая ложь, – произнёс отец и вокруг его глаз разбежались лучики морщинок. – Вот заглянул на огонёк. Не возражаешь?
– Спрашиваешь! Как говорится: «мой дом, твой дом», – начал Ласло, и поражённый умолк на полуслове.
Наконец-то, даже в утреннем полусне-полуяви до него дошла вся необычность происходящего. «Господи! – от прихлынувшего волнения у него перехватило горло. – Ведь столько лет прошло, как он исчез. Правда, тело не нашли, а это значит…» – его мысли заметались, словно мыши по амбару, но сумасшедшая надежда растаяла как дым.
«А ни черта это не значит», – грустно подумал Ласло, осознав, что сидящий напротив него человек слишком молод. Почти его ровесник, хотя в неестественно голубых глазах уже просматривалась паутинка красных прожилок – подарок палящего солнца.
«Почему? Почему ты пришёл только сейчас? Не важно, что во сне. Почему не в детстве, когда ты был так нужен?» – кричал маленький мальчик, до сих пор живущий в нём, но Ласло не решался озвучить его вопрос. Стараясь справиться со щемящей болью в сердце, он не сводил глаз с лица того, кто был для него самым важным человеком на свете. Мальчик не умолкал, и вслед за ним его переполняла горечь потери, такая острая, как будто это случилось только вчера.
«Чертово детство! – расстроился Ласло. – Оно так близко и в то же время невообразимо далеко. Намного дальше, чем родная планета. Ведь в отличие от прошлого, на Землю ещё можно вернуться». Внезапно его охватил страх, что стоит только моргнуть и отец исчезнет. Ведь в детстве такое случалось не раз.

Маленький Ласло так ждал приезда отца, что ему частенько грезился его голос, напевающий что-то под нос, его уверенные шаги и временами даже он сам, мелькающий в проёме двери. Радостно крича, мальчик влетал в комнату, но его встречала всеобъемлющая звенящая пустота.
Лет до семи это выливалось в полномасштабные истерики, и врачи советовали старикам на какое-то время отправить внука в больницу. Но старый Иштван был твёрд как скала. «К чёртям эскулапов! Что они понимают эти глупые мальчишки и девчонки? Есть только одно лекарство от разлуки, – ворчал он, когда перепуганная бабушка была готова согласиться с врачами и отправить любимого внука в лечебницу. – Дура ты старая!.. Маришка, прекрати хныкать! Ничего с нашим мальчиком не случится. Лучше чем с нами ему ни с кем не будет».
Присев рядом с кроватью внука, старик тяжко вздыхал и тянулся за трубкой, всегда оттопыривавшей карман его пиджака.
– Эх, грехи наши тяжкие! Конечно, с родителями Владиславу было бы лучше, но где ж ты их возьмёшь?
– Вот-вот! – отзывалась бабушка из кухни, с грохотом орудуя посудой. – Пётр всё время торчит на раскопках, а мать и вовсе неизвестно где. Говорила я нашему оболтусу, – не женись, гулящая она. Как пить дать, бросит она вас. Так оно и вышло. А случится что с ребёнком? Кто будет в ответе? Конечно мы, ведь больше некому.
– Не каркай, старуха! Мы ещё на свадьбе внука погуляем.
– Дай-то бог! – опустившись рядом с мужем, Маришка клала прохладную ладонь на лоб мальчика и тихо звала: – Дитятко, не горюй, открой глазки. Смотри, что тебе бабушка принесла. Такие вкусные шанежки, ты только попробуй. Испекла их на меду, как ты любишь, – уговаривала она, гладя его по непослушным вихрам. – Поплачь, моё солнышко, только не молчи. Ведь в детстве горе как водичка, поплакал, и нет его.
В добрых глазах бабушки светилось такая любовь, что Ласло не выдерживал и бросался в её объятия, а затем, давясь слезами, ел хрустящую тёплую сдобу, запивая её ледяным молоком прямо из крынки, только что принесённой из ледника.
– Ах ты, лиходей! – ругалась бабушка. – Ишь, что удумал! Зачем ты дал ребёнку холодное? Хочешь, чтобы он заболел?
– Не заболеет, – уверенно отвечал дедушка. – У нас крепкая порода. Ведь он наследник двух великих королей – венгерского и русского.
– Не бреши, старый! – как всегда при таких разговорах, на бабушкином лице появлялось скептическое выражение. – Не забивай ребёнку голову сказками. Разве так живут потомки королей?
– Я тебе не собака, чтобы брехать, – обиженный Иштван хватался за драгоценную шкатулку и тыркал её под нос жене. Там у него лежали пожелтевшие от времени бумаги и совсем ветхие свитки с огромными печатями.
– Вот смотри, Маришка! Здесь вся наша родословная, в том числе и твоя. Ведь ты у нас тоже не из простых. Хоть и побочный, но потомок венгерских королей.
Сложив натруженные руки на коленях, бабушка неслышно вздыхала.
– Знаю, знаю! Да толку-то от этого, как от козла молока. Хороша принцесса, которая гнёт спину как простая крестьянка.
– Не гневи Бога, Маришка! Не так уж плохо тебе живётся, – хмурился Иштван. – Уж я старался, чтобы ты ни в чём не знала нужды. На праздниках соседки исходят от зависти, глядя на твои наряды и украшения. Да и в поле ты ни разу не выходила. Поначалу я сам справлялся, а теперь вот работников нанимаем.
– Я тоже не белоручка! – сердилась бабушка. – Каждое твоё желание упреждала и вообще помогала, чем могла. Посмотри, наш дом – полная чаша. Чистота и уют. А в поле ты меня сам не пускал, говоря, что это не женская работа.
– Было дело, – лицо дедушки светлело. – У кого бы рука поднялась – выгнать такого нежного ангела на тяжелые работы?
Он тепло улыбался жене, и та в смущении опускала глаза, снова чувствуя себя шестнадцатилетней девчонкой, которая без памяти влюбилась в статного парня, однажды повстречавшегося на её пути.
Иштван ухмылялся в усы.
– Скажи, Владислав, – он называл внука только полным именем, данным ему при крещении, – Маришка и сейчас у нас редкая красавица.
Позабыв о горе, мальчик с готовностью кивал и ещё крепче прижимался к бабушке. Красавица или нет, для него она была самой лучшей из женщин.
– Вот и я говорю, повезло нам с бабкой.
Дедушка опускался в кресло-качалку, стоящую у распахнутого окна и ставил на колени шкатулку. Нацепив очки, он некоторое время перебирал бумаги, а затем опускал резную крышку с двуглавым орлом. Некоторое время он глядел на величественные горы, синеющие за распахнутым окном, а затем поворачивался к внуку и долго вглядывался в его лицо.
– Что ж, у каждого на роду своя судьба написана, – говорил он в задумчивости и убеждённо добавлял: – Попомни мои слова, Маришка, придёт время, и наш внук станет королём. Ведь кровь – не водица, однажды своё возьмёт.
Словно птица крыльями, бабушка взмахивала руками и прижимала мальчика к груди. Будто это могло оградить его от будущих невзгод.
– Скажешь тоже! Лучше бы ты ему счастья пожелал. Не слушай деда, моё солнышко! От королевства мало радости, одни печали.
– Богом прошу, не порти мне мальчишку! – Иштван подмигивал внуку. – Ведь мы не трутни, чтобы на печке бока вылёживать. Правда, Владислав? Нас и на королевство, и на жинку хватит.
– Совсем из ума выжил! Думай, что несёшь при ребёнке! – выходила из себя бабушка и, схватив полотенце, замахивалась на мужа.
Иштван только этого и ждал. Несмотря на протесты, он хватал её в объятия и крепко целовал в губы.
– Не сердись, моя горлинка! Если нашему внуку повезёт с женой, также как мне с тобой, то и бог с ним с королевством…

Воспоминания о детстве были настолько яркими и живыми, что Ласло почудились запахи табака и свежеиспечённого хлеба, которые у него всегда ассоциировались со стариками и жизнью в их небольшом поместье. Растроганный, он перекрестился, чего не делал уже с незапамятных времён. «Бабушка, дедушка!.. Спасибо вам за безоглядную любовь. Только не умирайте, не дождавшись меня, – он смахнул невольные слёзы и поймал сочувственный взгляд отца. Вопреки его опасениям, он и не думал исчезать. Наоборот. Сидя напротив, он просто излучал энергию, которая при жизни влекла к нему самых разных людей: от степенных коллег-археологов до авантюристов всех мастей. Ну, а женщины и вовсе слетались к нему, как бабочки на огонь.
– Что-то случилось? – забеспокоился отец, когда молчание затянулось. – Дома всё в порядке?
Не в силах ответить, Ласло покачал головой.
– Да, пап, – пробормотал он, наконец-то справившись с собой. – Всё в порядке. Знай, чтобы ни случилось, я люблю тебя.
***
Толчок в сознании заставил его проснуться ещё до того как сработал будильник. Не открывая глаз, Ласло сел в кровати. «Мог бы ещё поспать. Пропади пропадом эта чёртова Навигационная школа с её идиотской дисциплиной! – проворчал он, зевая во весь рот. Щёки были мокрыми и в его памяти промелькнули обрывки сна. «Пригрезится же всякая ерунда!.. Ладно, не стоит заклиниваться. Скоро всё забудется».
Побоявшись снова заснуть, Ласло откинул одеяло и вскочил на ноги. Практически без участия мозга его пальцы набрали привычную комбинацию знаков на пульте и затемнённые стёкла прояснились. Ещё одно нажатие и по комнате загулял порывистый ветер, несущий неуловимо знакомые ароматы.
Раздувая тонкие крылья породистого носа, землянин втянул в себя прохладный воздух и озадаченно наморщил лоб. «Н-да. И так во всём. Вокруг всё чужое, но почему-то кажется, если немного поднапрячься, то непременно вспомнишь, что это такое». На его лице появилось упрямое выражение. После некоторых размышлений он решил, что пахнет свежеспиленным смолистым деревом.
«Вот и славно! – определённость вызвала у Ласло прилив хорошего настроения. – Итак, что у нас творится за бортом?» Он вскочил на подоконник высокого арочного окна и, сладко потянувшись, выглянул наружу.
В мире царила предутренняя мгла. Солнце Рамбо ещё не показалось и потому высокое небо казалось чернильным облаком, в котором потонули многочисленные яркие созвездия. Взгляд Ласло скользнул к востоку – туда, где над верхушкой горной гряды висело целое семейство крохотных лун, называемых Бусами Мораны. Его губы скривились в недовольной гримасе. «Хрень какая-то! То ли дело наша красавица Луна! – он приободрился. – Зато днём здесь почти как дома. Небо синее и облака такие же белые и пухлые, словно вата. В общем, совсем как у нас в горах, в имении дедушки под Зирцем ».
Только что приснившийся сон почему-то не желал уходить в небытиё, и по его лицу снова скользнула тень.
«Не раскисать, мадьяр! – приказал он себе, заметив подкрадывающуюся ностальгию. – Близкие всегда с нами, на то нам и дана память сердца. А за приключения нужно платить, тем более есть за что, – он глянул на город, лежащий у его ног, и распрямил плечи, стряхивая с себя груз прошлого. – Смотри, какая красота и не говори, что она того не стоит!»
И в самом деле, – поделённый на части стремительными стрелами наземных магистралей, подчас совершенно загадочного назначения; опутанный изящной паутиной переходов между высоченными причальными башнями, над которыми как пчёлы роились авиетки; украшенный световыми фонтанами и парками, – Рамбо был фантастически прекрасен.
Полный скрытой жизненной энергии мир манил землянина обещанием чудес и рискованными приключениями. Его взгляд устремился туда, где сутки напролёт кипела напряжённая жизнь. Гравитационный лифт, связывающий планету с орбитальной станцией, трудился сутки напролёт. Даже с земли можно было видеть, как к центральному причалу прибывают сияющие огнями пассажирские лайнеры.
При виде величественного зрелища в глазах Ласло, унаследованных от цыганских предков, загорелось неподдельное восхищение. Ему доводилось бывать на станции, и он знал, что в огромном вестибюле космопорта их встречают нарядные толпы народа. Поначалу его удивляли экзотический вид и необычные повадки инопланетян, но со временем он потерял к ним интерес. С некоторых пор его привлекала только рабочая зона станции, где без всякой помпы причаливали неуклюжие работяги-транспортники, подчас везущие в своих трюмах целое состояние. Среди них деловито сновали юркие суденышки обслуживающего персонала и небольшие яхты искателей приключений, чьи хозяева грезили об очередном сокровище. Временами между ними вклинивался военный корабль, принадлежащий ведомству Внешней разведки, как правило, Галактическому патрулю. При приближении его хищной туши другие поспешно уходили в сторону, давая ему "зелёную улицу". Достигнув цели, вооружённый до зубов блюститель космического правопорядка неспешно заплывал в раззявленную пасть грузового дока, где его уже поджидали руки опытных спецов.
"Красота! Вот где настоящая жизнь! Какая к чертям ностальгия! Пока на Земле долетят до Марса, я успею облететь, если не всю Вселенную, то несколько галактик совершенно точно! - подумал Ласло, заворожёно глядя на мелькающие огоньки на орбите. - Клянусь! Когда-нибудь я обязательно разбогатею. Вот тогда я куплю корабль - не хуже, чем "Птица удачи" у Аэлиты - и буду свободен как птица..."
- Встать, кусок дерьма! Я кому сказал? - вдруг завопил хриплый мужской голос.
"Проклятье!" - сержантский ор, записанный в качестве побудки, заставил землянина очнуться от мечтаний. Он скатился с подоконника и бросился в душ. Энергично растираясь, он заглянул в зеркало и подмигнул своему отражению "А что? Хорош! Что бы ни говорила Аэлита". Бросившись к выходу, он вернулся и стёр запись на кристалле будильника. "Вот теперь полный порядок. Прости, дружище, но ты мне больше не нужен. Учёба закончена и впереди меня ожидает целая Вселенная".
- Вперёд и вверх, а там, ведь это наши звёзды, они помогут нам! - завопил Ласло во всю глотку, несясь к Навигационной школе.
Что ни говори, но сегодня был знаковый день. Землянину предстояло узнать, выдержал ли он последний экзамен на полёты к звёздам.

00:00 

Подарки от киндера



Когда на твой вопрос отвечает философ, перестаешь понимать вопрос.

Ничто так не ограничивает, как фраза: "Делай что хочешь!"

Что Вас поражает в науке? - Пасту для зубов проверяют на яйцах!

Если тебя обсуждают за спиной, значит ты впереди.

Жизнь - это курятник, где каждый пытается спихнуть ближнего и обгадить нижнего.

Полет творческой мысли не состоялся по причине сильного сквозняка в голове.

00:04 

Софинки



Не нужно обижать Создателя, приписывая ему сотворение человечества. ))

В литературе у каждого свой путь и чем дольше ты по нему идёшь, тем больше он напоминает восхождение на Голгофу.

Дал по морде внутреннему голосу. А не фиг! Нашёл когда вспомнить о совести.

23:54 

Настроение дождя




Что есть пение?
По сути, ничто. Звук. Банальное сотрясение воздуха.
В чём же фишка?
В Мастере. Лишь он один имеет ценность. Он не поёт, а играет на потаённых струнах души и его потрясённых слушателей бросает то в жар, то в холод.
Мастер. Кто он?
Бог и дьявол в одном лице. Силой своего таланта он возносит слушателей в такие горние высоты, что мир обыденного отступает. Он поёт и больше не нужны декорации, чтобы в полной мере ощутить ужас смерти и ликование возрождения.
Дьявольский дар.
Божественный дар.
И ангел, в теле Квазимодо - глупое человеческое сердце, разбитое напополам.

18:55 

Глупости под настроение

Красное и чёрное, сила и слабость - S.S. ))



22:47 

Маска вампира (рассказ)

автор Светлана Сафо



Не плачь, когда смеются боги. Всё это не со зла.
Дарованное ими - твоя осуществлённая мечта.

Что ж, настала пора познакомиться с новой жертвой. На подготовку соответствующей обстановки для «нечаянной встречи» я убил целую неделю и кучу денег, но девушка этого стоит. Аврора – редкая красавица и умница. В глубине души я очень надеюсь, что она то, что надо.
На предстоящее свидание я собирался быстро, но тщательно. Тёмный прикид – это обязательно. Погодка не ахти, поэтому длинный кожаный плащ «а-ля Нео» не только не помешает, но и добавит романтики. Ну, а «гады» у меня и так, что надо, подойдут для любого случая и времени года.
Чтобы быстро войти в образ я наугад взял книгу о вампирах. Это барахло стопочкой валяется у меня в коридоре, приготовлено как раз для таких моментов. Блин! Вместо доброй Энн Райс попалась новомодная сага. Н-да. Надолго меня не хватило. Такое чтиво – развлечение для пожизненных блондинок, да и с русским языком переводчики явно не дружат. Ладно, наплевать. Обойдёмся собственным вдохновением.
Книга полетела в угол, а я открыл ящик. Немного поколебался, глядя на подборку оружия. Раньше вышел бы как есть, рассчитывая только на свои силы, но с некоторых пор кое-что изменилось, нужна страховка. Ствол не ношу из принципа, а пара резаков не помешает. Они хоть и не относятся к боевому оружию, но клинки из дамасской стали говорят сами за себя, да и смотрятся классно. Правда, вычурные ручки немного тяжеловаты и не очень сбалансированы, но я к ним уже привык и при случае не промахнусь. Взял ещё кое-что по мелочи. Перчатки с обрезанными пальцами скрыли гибкие кастеты, изготовленные на заказ народным умельцем из соседнего подъезда Вованом по прозвищу Слесарь.
Перед уходом заглянул в зеркало. Это не дань тщеславию, а рабочий момент. Я знаю, что красив, но не хочется, чтобы образ романтического клыкастого героя испортила непобедимая рекламная перхоть или не вовремя вылезшая козява. Думаете, что я самовлюблённый кретин, когда говорю о своей красоте? Неправда. Моя внешность – это моё наказание. Со школы слабый пол не даёт мне прохода. Думаете, это прикольно? Ничего подобного. Когда на тебя вешается куча женщин со временем это не вызывает ничего, кроме раздражения. Ведь самые стоящие из них редко подходят первыми.
– Глоб, ты куда?
Блин! Из комнаты выглянула заспанная детская мордашка. Прошу любить и жаловать моя младшая сестрица двенадцати лет от роду. Даже не сестра, а подарочек от любвеобильного отчима, последнего мужа моей непутёвой мамани. Слава богу, несколько лет назад она сыграла в ящик, чему я несказанно рад, поскольку она не успела спустить нашу двухкомнатную квартиру, и мне есть, где жить. Вот только никак не избавиться от её муженька, тоже прописанного на нашей жилплощади. Пришлось принять девчонку на прожитьё, когда он пригрозил, что иначе вселится ко мне со всем своим табором.
Впрочем, подкидыш не особо меня напрягает. Девчушка тихая и, как может, старается облегчить мой холостяцкий быт. С её появлением в комнатах воцарился постоянный порядок, и она научилась даже готовить. Одно неудобство – из-за подкидыша некуда привести очередную подругу. В этом вопросе я крайне щепетилен. Хватит с меня мерзких стонов во время перетраха мамашки с очередным мужиком. До сих пор при воспоминании к горлу подступает мерзкий ком.
Я присел на корточки. Девчонка мелкая, несмотря на свои двенадцать лет, а во мне без малого два метра роста.
– Гемма, я немного прокачусь с друзьями и сразу вернусь. ОК?
В тёмных глазах появился испуг, и тонкие ручки обхватили меня за шею.
– Глоб, не ходи! Я не хочу, чтобы тебя снова порезали.
– Малявка, не реви, всё будет хорошо. Смотри, как я вооружился ради твоего спокойствия.
Кажется, мой арсенал произвёл впечатление и, широко улыбнувшись, я смылся за дверь.
Непрошеная забота одновременно раздражала и будила в душе ранее не знакомое тёплое чувство. Вообще-то, я не Глоб, а Глеб, но Гемма вскоре переделала моё имя на свой манер. Когда я впервые услышал его новую вариацию, то сразу обратил внимание на интересное созвучие «Гемма» плюс «Глоб» плюс левый хвостик «ин» в сумме дают гемоглобин. Оно выдавало затаённое желание подкидыша быть мне родной по крови.
В общем, новоявленная сестричка позабавила меня и за пару лет совместного проживания стала для меня кем-то вроде любимого щенка. Хотя это она больше заботилась обо мне, чем я о ней.
Несмотря на появление Геммы из-за упрямства я старался ничего не менять в своей жизни, и поэтому свободного времени было в обрез. После работы ночные клубы, встречи с друзьями, драки, девочки и особая любовь – мой байк. На своём Harley-Davidson я могу часами колесить по дорогам, временами удивляя прохожих рискованными фокусами.
Иногда меня мучает совесть. Я часто оставляю Гемму в одиночестве, но ничего не могу с собой поделать. Я не хочу к ней привязываться. Однажды её заберут, и я снова останусь один.
С некоторых пор в моей жизни нет постоянных подруг. И это не из-за Геммы. Я уже вышел из того возраста, когда пускают слюни при виде соблазнительной фигурки и симпатичной мордашки. Теперь я ищу нечто большее. Вот только никак не могу найти, – ведь я сам не знаю, что мне нужно. Иногда покажется, что вот оно – бессмертная Синяя птица блеснула крылом в глазах хрупкого создания… ан, нет. Опять что-то не то.
Обычно мечта умирает на корню, как только кандидатка в мои Джульетты открывает рот, но порой иллюзия длится несколько дней и тогда просыпается предвкушение чуда. Вот дурак!
Самое обидное, что в последнее время и этого нет. Как назло встречаются одни пустышки, не стоящие и грана настоящего чувства.
От скуки и желания хоть как-то разнообразить жизнь, я увлёкся игрой в вампира. Забавляет, во всяком случае, пока. Должен заметить, игра требует воображения и художественного вкуса, но благодаря папаше-художнику, не кривя душой, могу похвастаться и тем и другим.
Прежде всего, мои будущие жертвы проходят тщательный отбор. Никаких уличных девчонок – я не связываюсь со всякой шушерой, только образованные умницы с изюминкой. Возраст не имеет особого значения, лишь бы женщина по-прежнему выглядела молодой и красивой.
Выбор места для знакомства – отдельная забота. Самое трудное – это подобрать соответствующий антураж для сцены будущей встречи. В идеале я предпочитаю классику. Если поблизости от намечающегося действа есть величественная готика – это то, что надо. Беспроигрышный вариант. Теперь остаётся только выбрать подходящее время суток, как правило, это сумерки (спасибо, сентиментальной старушке Майер) и дело в шляпе.
Впрочем, я не всегда заморачиваюсь подготовкой и импровизирую. Вот тогда годится всё, включая индустриальный стиль, особенно, когда я на байке.
Ву-аля! Сцена готова, ваш выход, сэр! Благодарные зрительницы, "нечаянно" встреченные или вызванные под благовидным предлогом, бурно рукоплещут.
Конечно, случались осечки, но крайне мало. Как правило, таинственность и романтичность встречи действуют безотказно. С первого же захода многие из девиц влюбляются насмерть. Печально другое – поначалу это забавляет, заполняя душевную пустоту, а потом их навязчивость начинает жутко раздражать. Тогда я резко линяю на сторону.
Игра далеко не так безобидна, как кажется на первый взгляд. Среди брошенных мной женщин было несколько самоубийств и несчётное количество попыток суицида с переселением в психушку. Но их печальные судьбы нисколько меня не трогают. Если они такие дуры, что готовы умереть из-за человека, который не скрывает, что они ему до лампочки, то это их проблемы.
Правда, временами проблемы возникали и у меня, когда выяснялось, что девочка из богатой семьи или у неё влиятельные родственники. Но мне наплевать. Как адская слеза я совершенно чист перед законом и ещё ни одному крючкотвору не удалось доказать мою причастность к самоубийству той или иной дуры. Умение изворачиваться у меня в крови. Порой случались прямые бандитские наезды. Но я сам не промах и верных друзей у меня немало. А спрятать концы разборок в "нашей Раше", либеральной к криминалу – это не проблема.
***
Гадство! Почему-то резко пропало настроение развлекаться с очередной девицей, изображая из себя вампира. Лучше прокачусь, как обещал малявке.
Я распахнул двери гаража. Вот он мой красавец Харлибой! Я залюбовался благородной машиной, поблескивающей лаком и хромом в полутьме помещения. Для меня мотоцикл как породистый конь. Я без устали ухаживаю за ним, и потому он единственный безупречно чист среди пыльного хлама, валяющегося вокруг. Я поменял плащ на куртку и, сев в седло, нажал на газ. Харлибой с рёвом выскочил на улицу. Гараж остался открытым, но у Вована есть ключи, и он обо всём позаботится.
Вечер прошёл как обычно. Встретился со своими парнями. Всей ватагой мы немного покатались, выпили и слегка побуянили. К моему разочарованию драчка как-то быстро закончилась, и мы засели в кафе. Вскоре мои товарищи укатили с подцепленными по дороге тёлками. Не люблю это слово, но иначе их не назовёшь. Ребята звали меня с собой, но что-то не было настроения потакать тёмным инстинктам и ублажать очередную самку.
Короче, я хандрил, и пил пиво. Как назло взгляд упал на пару счастливых кроликов примерно моих лет. Держась за руки, эти уроды бросали друг на друга нежные взгляды и что-то чирикали. Я пригляделся. Девица – сплошная серость, а парень – прыщавый дебил, но поди ж ты, у них любовь. Из глубины души поднялась глухая ярость. Тупую полупьяную сучку, что прилепилась ко мне, пришлось отгонять буквально пинками. Слов она не понимала.
В общем, настроение было препоганое. Окончательно слетев с катушек, я прицепился к компании кавказцев, сидящей по соседству, и мы устроили небольшое махалово. Что было внутри кафе, помню не слишком отчётливо. Более или менее пришёл в себя, когда оказался на улице. Болели ребра, и саднило разбитые губы, но судя по ощущениям, на этот раз обойдётся без врачебной помощи.
Я поднялся и, прихрамывая, потащился к своему байку. Харлибой взревел, и мы вылетели на дорогу. Сияющее окнами придорожное кафе скрылось за поворотом, и я устремился в ночную пустоту. Обычно, быстрая езда в два счёта приводит меня в чувство, но только не сегодня. Не знаю почему, но было особенно муторно.
К чёрту осторожность! Я прибавил газу и Харлибой рванулся вперёд. Сказка! Зверь, я люблю тебя!..
Наконец-то, муть на душе осела. На мне не было шлема и, высекая слёзы, в лицо бил влажный сырой ветер. Не стесняясь, я плакал. Господи! У меня было всё и в то же время у меня не было ничего, чем бы я дорожил в этой жизни. Так, только одна приблудная девчушка. Я надавил на педаль и почти лёг на крутом повороте. Прости, Гемма, в случае чего о тебе есть кому позаботиться…
Силуэт девушки на дороге вырос совершенно неожиданно. Визг тормозов и Харлибой пошёл юзом.
Как всегда в экстремальной ситуации, время растянулось до бесконечности. Нет, я не вспоминал о прожитой жизни и не молил Бога о спасении. В голове воцарился хаос с беспорядочными обрывками мыслей.

"На такой скорости вряд ли во мне останется хоть одна целая кость…
Скоро я лягу на землю окровавленным кожаным мешком…
Прощай, земля - юдоль печали, да здравствует ад!.."

Только я приготовился отдать душу Сатане, – вряд ли Бог польстится на такое сокровище, как вдруг какая-то сила приподняла меня над асфальтом. Это спасло мне жизнь, но не избавило от сильных травм. Протащивший меня за собой, Харлибой раздробил мне ногу и, упав сверху, переломал не только рёбра. По-любому это была небольшая отсрочка перед неизбежной смертью, – ведь помощи ждать было неоткуда.
Напоследок страшно захотелось увидеть небо – настоящее, к чёрту райские кущи. Я разлепил глаза, залитые кровью и, заметив туманное пятно, с трудом сфокусировал взгляд. Надо мной склонилось лицо девушки. В сияющем ореоле волос она показалась мне ангелом, спустившимся с небес. Я криво усмехнулся. «Кажется, небесная канцелярия дала промашку либо с кем-то меня перепутала. Ведь мой проводник должен иметь пару симпатичных рожек, а не ангельский нимб…»
Раздался мелодичный смех.
– Не спеши, Глеб, – произнёс удивительно красивый голос. – На тот свет никогда не поздно. Может, для начала выслушаешь моё предложение?
«Давай!» – мысленно ответил я. Голосовые связки уже не повиновались.
– Хочешь на самом деле стать вампиром?
Вау! Вот это предложение! Задыхаясь, я хрипло рассмеялся и почувствовал, как хлынула горлом кровь. Что такое не везёт и как с этим бороться?! Чёрт возьми! Мир просто полон придурков. Надо ж было перед смертью напороться на ненормальную, воображающую себя вампиркой!
Придурочная красотка понимающе улыбнулась.
– Не веришь, да?
Наверно, мой взгляд был более чем красноречив.
– Твоё дело. Но если согласен, просто опусти ресницы.
«Без проблем!» Полный смирения, я выполнил требуемое. С миром живых меня уже почти ничего не связывало. Пора было хоть немного компенсировать ущерб, нанесённый женской половине рода человеческого. А нужно отдать им должное – они много чего от меня натерпелись. Пусть хоть это пойдёт в зачет моего срока отбывания в аду.
– Отлично! А теперь выслушай краткую инструкцию. Став одним из нас ты должен неукоснительно соблюдать три основных закона вампиризма, – красотка весело фыркнула. – Знаком с тремя законами робототехники Айзека Азимова?
Я ухмыльнулся и попытался поднять руку, чтобы отдать честь. Перед глазами сразу же вызвездило. Блин! Такое интересное предложение, а я, похоже, теряю сознание. К моему удивлению девичий голос по-прежнему звучал на удивление ясно.
– Вижу, что знаком. Значит так. Согласно основному закону ты должен во всём неукоснительно следовать указаниям своего прародителя, в данном случае меня. Второй постулат гласит, что ты не имеешь права самостоятельно создавать вампиров и третий – скрытность должна стать твоим вторым именем, а может и первым. За нарушение любого из законов смерть. Ясно?
«Куда уж ясней?» – подумал я и отрубился.
***
Туннель, не знаю, насколько похожий на те, что описывают любители заглядывать на тот свет, затянул меня в странный мир. Кругом, насколько видел глаз, простиралась каменистая пустыня, освещённая незаходящим тусклым солнцем, напоминающим багровое око. Оно висело почти у самого горизонта, и все предметы отбрасывали длиннейшие тени. В общем, местечко не отличалось особым гостеприимством и это ещё мягко сказано. Тем не менее, несмотря на фантастичность, мир показался мне реальным. Вдобавок, здесь была своя жизнь, причём неорганического происхождения.
Мимо меня деловито проскользнула стеклянная змейка, имеющая кровавый окрас, а следом за ней проползли какие-то коралловидные создания. Они оказались хищниками и вмиг сожрали стеклянную красавицу. Когда в мою сторону целеустремлённо двинулась колонна животных, похожих на маленькие разрисованные танки, находящиеся на марше, я счёл за благо отступить с их пути.
Вскоре меня заинтересовал высящийся вдали постамент с какой-то скульптурой. Дорога к нему заняла немало времени и сил. По какому-то закону подлости, мои болячки никуда не делись. Правда, по сравнению с той болью на дороге, это были цветочки. Всё равно я выдохся, и последние несколько метров пришлось преодолевать ползком. Но всё когда-нибудь кончается.
С ликованием еврея, достигшего земли обетованной, я ткнулся головой в подножие постамента и не важно, что при этом ощущал себя престарелой черепахой Тортилой. Немного отдышавшись, я перевернулся на спину и посмотрел наверх. Вот чёрт! Всё же это оказался бред, хотя я уже утвердился в мысли, что перенёсся в какой-то фантастичный, но реальный мир. Мой взгляд упёрся в немигающие змеиные глаза аспидно-чёрного дракона, сидящего на постаменте.
«Привет!» – сказал я своему видению, не придумав ничего лучшего.
Пасть сказочной рептилии расползлась в жуткой ухмылке. Блин, вот это зубы! Мороз по коже стоит только представить себя в качестве драконьего обеда.
Сверху загрохотал смех.
«Не бойся, Глеб, я не настолько голоден, чтобы бросаться на всё, что движется».
Ко мне метнулась узкая драконья голова на длинной шее. Обнажённую кожу на груди обдало его мощное дыхание. К моему удивлению в нём не было зловония. Наоборот, от дракона исходил запах свежескошенной травы, мёда… и счастья. Да!.. Безоблачного, беззаботного, такого, какое бывает только в детстве…
Блин! А что ж это такое счастливое детство? Оно мне незнакомо…
Я сморгнул слёзы. Вот сволочизм! Плачу второй раз за сутки и не важно, что это за всю мою сознательную жизнь.
«Бедный бесприютный волчонок, не знающий ни любви, ни радости, – мягко произнёс дракон, заглядывая мне в лицо огромными янтарно-золотыми глазами. – Если ты плачешь, значит, не всё потеряно. Что ж, я подарю тебе ту жизнь, какую ты заслуживаешь».
Из его пасти вырвался клуб огня, и окутал меня светящимся золотым коконом. Это был миг наивысшего блаженства, который буддийские монахи зовут нирваной – гармонией души и тела. Наступившее просветление увлекло меня в горние высоты – туда, куда простым смертным нет хода. Жаль, что я ничего не запомнил из своего озарения.
***
Из сладкого забытья меня вывела дикая боль. Удар сердца и я снова оказался в реальном мире, его холоде и сырости. Распластанный словно раздавленный червяк, я лежал на пустынной дороге, в полной мере ощущая свою беспомощность. Блин! И это я Глеб Долгорукий, который с пелёнок привык быть хозяином своей судьбы?! Я стиснул зубы. Вдобавок есть подозрение, что так просто я не сдохну. Сколько раз бывало меня избивали до полусмерти и несчётное количество раз пыряли ножом, но я словно заговорённый. В крайнем случае, месяц-другой в больнице и на диво врачам, я снова на ногах и даже следов ранений нет на шкуре. Правда, сейчас не тот случай. Если помощь не подоспеет, а агония затянется, то при моей живучести, пока сдохну, пройду через все круги ада.
Чувствуя подступающий ужас, я начал подумывать, как приблизить конец, чтобы не мучиться. Может, собраться с силами и как следует шарахнуться головой об асфальт?
Вдруг осколки моих костей ожили и зашевелились, вставая на место. Тем не менее, я оставался в сознании и если по-честному, не слишком-то удивился происходящему. Похоже, дракон сдержал своё слово и подарил мне…
Я захлебнулся болью, но не мог остановиться и всё хохотал и хохотал, как сумасшедший.
Ладно. Дарёному коню в зубы не смотрят, – лучше быть вампиром, чем кормом для могильных червей. Ожидая, когда завершится процесса превращения, я принял более удобную позу и, заслышав приближающиеся шаги, повернул голову.
Ну, надо же! Придурочная девица, из-за которой я влетел в аварию и которая приглючилась мне в роли ангела, всё ещё была здесь и по-прежнему изображала из себя вампира. С блуждающей улыбочкой она вставила накладные клыки и, опустившись на колени, пропорола ими кожу на моей шее. Всхлипывая от возбуждения, она присосалась к ранке. Поморщившись от несвежего дыхания, я пригляделся к ней. Н-да! Мой ангел, утеряв свой нимб, оказался фирменной дурнушкой. Несмотря на темень, обострившимся зрением я без труда разглядел на грубо размалёванном лице следы угрей.
Когда двуногая пиявка отвалилась от меня, сломанные кости уже встали на место и срослись. Теперь дело было за более "мелкими" ранениями, типа пропоротого легкого и разорванных внутренних органов.
– Эй, ты куда? – поинтересовался я, заметив, что кровопийца решила свалить. – Долг платежом красен. Гони своей кровушки, я тоже хочу быть вампиром.
Замерев, девица резко обернулась. Нужно было видеть выражение её бледной рожи.
– Живучий гад! – проскрипела она.
Блин! Куда только делся её ангельский голосок? В следующий момент я хватал ртом воздух, не имея возможности вдохнуть. Будь я человеком, удар сапогом в живот прикончил бы меня, но сегодня был не её день. Пошатываясь, я поднялся и улыбнулся ошарашенной девице, – от страха она побледнела до синевы и рванула от меня со всех ног, но от настоящего вампира человеку никогда не уйти. Я загородил ей дорогу.
– Дорогая прародительница, куда же ты? Я просто обязан отблагодарить тебя за спасение.
– Отвянь, козёл! Нужно было добавить тебе молотком по черепушке! Тогда бы ты навеки успокоился! – истерично взвизгнув, девица выставила перед собой скрюченные пальцы, норовя вцепиться мне в глаза.
Вот тварь! Я перехватил её руки и легко сломал запястья. Жажда крови была невыносимой, и я в два счёта опустошил свою первую жертву.
Может, мне приглючился ангел со своими тремя законами вампиризма, но интуиция подсказывала, что ими не стоит пренебрегать. Припрятав труп на обочине, я отправился на поиски своего Харлибоя.
Увы. Мой железный конь превратился в груду искорёженного металла. Что ж, это был преданный друг, и потому заслужил достойные похороны. В поисках подходящего инструментария я двинул к машине ненормальной девицы. В багажнике оказался очень интересный набор колюще-режущих инструментов, на мой взгляд, мечта любого садиста. Нашлась здесь и отличная лопата, между прочим, со следами свежего глинозёма. Похоже, убиенная психопатка либо была кандидаткой в психушку, либо её клиенткой в бегах.
Закончив с похоронами Харлибоя, я утоптал холмик рыхлой земли и воткнул в качестве креста покорёженный руль.
«Прощай, мальчик. Не поминай лихом», – склонив голову, я постоял над могилой верного друга.
Предполагаемая прародительница таких почестей не удостоилась. С камнем на шее я утопил её в ближайшем водоёме. Вопреки ожиданиям, древний драндулет, на котором она ездила, завёлся со второй попытки.
По дороге домой меня терзали мучительные раздумья. Не зная чего ожидать от самого себя, я боялся показаться на глаза подкидышу. Сказки сказками, а вдруг я на самом деле впаду в кровавое бешенство и убью единственного дорогого мне человечка? Тогда жизнь потеряет всякий смысл.
Въехав на окраину города, я бросил машину, оставив её открытой. Не имело смысла её обыскивать на предмет личных вещей и документов психопатки – к утру драндулет всё равно бесследно исчезнет.
Идти домой я так и не решился и по излюбленной привычке двинул, куда глаза глядят.
Поздним вечером на окраине нашего провинциального, но довольно крупного городка было довольно тихо и пустынно. Как водится, с наступлением темноты его жители попрятались в своих домах, – сказывалась близость Москвы. Припозднившись, можно было нарваться на неприятности. В поисках развлечений пришлые недоумки частенько баловали нас своими посещениями. По привычке я был настороже, но вскоре плюнул и расслабился. Я и раньше не боялся этих подонков, храбрых только в стае.
На душе было темно и тоскливо. Многочисленные окна светились уютным жёлтым светом, лишь я да бесприютная плакса-осень неприкаянно бродили по улицам города. Из низких туч вылилось столько воды, что на потрескавшемся асфальте образовались громадные лужи и масляно поблескивали в свете редких тусклых фонарей.
Мрак. Я зябко передёрнул плечами и прислушался к себе, – пока не чувствовалось особых отличий от человека. Ну и ладно, с другой стороны не мешает проверить себя на предмет принадлежности к славному племени кровососов. Поколебавшись, я свернул в нужном направлении.
Узкая улочка, густо засаженная древними вязами с растопыренными узловатыми сучьями, то ныряла вниз, то поднималась наверх. Прихотливо петляя по взгоркам, она привела меня к цели. На высоком берегу вздувшейся реки высилась недавно отреставрированная церковь. Выложенная из красного кирпича и увенчанная синими куполами с золотыми звёздами днём она выглядела нарядной игрушкой. Но по вечерам, когда в ней не было ни света, ни людей она производила гнетущее впечатление.
В детстве, начитавшись гоголевского Вия, я до дрожи боялся нашей церкви. Почему-то немудрёная страшилка произвела на меня огромное впечатление, и каждый поход в её окрестности превращался для меня в испытание на храбрость. Но всё это уже в прошлом. Однажды в подростковом возрасте я на спор залез внутрь церкви и украл икону. Конечно, натерпелся страху, но с тех пор она утеряла для меня былую привлекательность ужастика.
Одним махом я взлетел на крышу церкви и, выбрав местечко среди куполов, сел лицом к востоку. Если легенды не врут, то с восходом солнца я сгорю. Время шло, а край неба и не думал светлеть. Ожидание затягивалось и я закрыл глаза. Незаметно для себя я провалился в небытиё.
На этот раз не было фантастического мира с драконом. Я заблудился во мгле безвременья. Наверно это был лимб, моё личное чистилище. Временами его серую монотонность расцвечивали яркие краски ангельского пения, и тогда моя душа взмывала к небесам. Я знаю, чей это голос. Однажды я вырвусь из липкой паутины серости, и переверну небо и землю, но найду голос моего сердца, и тогда нас никто не разлучит.
***
Пробуждение началось с боли, но мне не привыкать. В теле или в душе – она мой вечный спутник. Я попробовал поднять веки, но ничего не получилось, лицо стягивала плотная маска. Блин! Похоже, я сам превратился в Вия. Ну, и кто поднимет мне веки? Ладно, лицо, такое чувство, что меня с ног до головы обмазали толстым слоем глины и, засохнув, она превратилась в камень. Я напряг мускулы и начал колотить по своему саркофагу. Окаменелые черепки разом осыпались, и я облегчёно вздохнул – одержана очередная победа разума над материей.
Кто бы мог подумать, что я проспал целых десять лет? Но тогда я об этом ещё не знал.
При виде удирающих мальчишек и раны на руке, на том месте, где были часы, я усмехнулся. Спасибо, пацаны! В благодарность за пробуждение я дам вам уйти, несмотря на то, что в голове мутится от голода.
Перед глазами всё ещё плавала серая пелена. Не беда. Вокруг полно двуногой пищи. Немного крови и мир расцветёт живыми красками. Бросившись на край крыши, я свесил голову и с алчной жаждой посмотрел на спешащих людей. Увы, хоть их было немного, но они шли один за другим, не давая мне возможности незаметно напасть. Ладно. Хороший охотник должен обладать терпением. Я подожду ночи.
К счастью госпожа Фортуна была на моей стороне, и подходящий случай подвернулся значительно раньше. На какое-то время улочка обезлюдела. Поэтому когда на аллее показалась одинокая фигурка, я выпрямился и, не отдавая себе отчёта, расправил крылья и шагнул вниз. Порывы тяжелого сырого ветра не сбили меня с курса, и я всем весом обрушился на девушку в коротком приталенном пальто. Она ещё была жива и сдавленно вскрикнула, когда я вздёрнул её на ноги и рванул шарф с её горла. Сладкая густая кровь пьянила без вина. Я смог оторваться только тогда, когда в жилах девушки не осталось ни капли живительной влаги. Переполненный энергией, я чувствовал себя повелителем мира. И он будет у моих ног! Я клянусь!
«Прости, куколка, я не хотел выпивать тебя досуха, но вампирская жажда – страшное дело». Я заглянул в лицо своей жертвы и почувствовал, как земля уходит из-под ног. Несмотря на прошедшие годы, я узнал моего подкидыша и заодно понял, чей ангельский голос пел в церковном хоре, не давая мне погрузиться во тьму безумия.
Гемма. Моё единственное сокровище, ради которого я готов был смириться с жизнью проклятого. Моё сердце и моя единственная привязанность, которую я убил своими руками. Не знаю, что со мной творилось. Я кричал и кричал, но боль всё не кончалась, – мне больше незачем было жить.
В какой-то момент я очнулся и слепо посмотрел на развалины разбитой до основания церкви. Поодаль собралась испуганная толпа. При виде её промелькнула тревога и тут же пропала. Плевать! Пусть глазеют! Я подхватил Гемму на руки и двинулся им навстречу. Нет! Слишком медленно, и я взмахнул крыльями. Скорей домой! Плевать на три закона вампиризма и возмездие. Я должен спасти свою малышку. Вот и знакомые окна. Рама вылетела под ударом тяжёлого ботинка, и я шагнул в тёмную комнату.
К сердцу сразу же подступила печаль. Чужие запахи и вещи недвусмысленно говорили о том, что это уже не наш дом. Гемма здесь не живёт и уже очень давно. Конечно же, как я исчез, её выгнали из дома. Между прочим, в комнате до сих пор стояла наша мебель. Вот мерзавцы!
Я положил свою невесомую ношу на кровать и опустился рядом. Блин! На дворе холод, а моя девочка одета в легкое дерьмовое пальтецо и прохудившиеся сапожки. Совсем, как тогда, когда её привёл отчим. В груди заклокотала ярость. Вот тварь! Ему очень повезёт, если к этому времени он отбросил копыта. Зачем-то я запахнул полы пальто, и поправил красный вязаный шарф, мой подарок подкидышу на её последний день рождения. К глазам подступили слёзы. Вот дурак! Как будто это согреет и вернёт её к жизни. Я коснулся холодной щеки, а затем взял за руку, – гнев отступил, и моё сердце захлестнула жалость, – тонкие пальчики были кожа и кости. Бедная моя девочка! Похоже, ты хлебнула горя.
Ладно, нефиг рассиживаться! Я потянулся к припрятанному ножу и в этот момент вспыхнул свет. В комнату вползли новые хозяева – подслеповатая толстая баба в цветастом халате, а за ней лысый мужичонка в пузырящихся трениках. Очень кстати, я всё ещё был голоден.
Вот теперь порядок! Энергия бьёт ключом. Итак, продолжим. Удар лезвием и закапала тёмная тягучая кровь. В жутком волнении я поднёс запястье к губам Геммы и, затаив дыхание, впился глазами в её лицо. Блин! Ещё бы я не волновался! У меня ведь нет знакомых вампиров, которые могут подсказать, как правильно провести ритуал обращения. А вдруг в вычитанных россказнях нет ни капли правды и у меня ничего не получится?
В поисках часов взгляд скользнул по стенам и остановился на календаре. Блин! Октябрь две тысячи пятнадцатого! В общем, я уже подозревал, что проспал отнюдь не сутки, но чтобы прошло целых десять лет! Это не укладывалось в моей голове. Ладно, замнём для ясности. К тому же исподволь подступала тревога. По-моему, в Гемму влит уже ни один литр моей крови, а её состояние всё не меняется. Когда я уже отчаялся, она открыла глаза. «Глоб!» – её личико просияло таким восторгом, что я с трудом проглотил комок, разом подступивший к горлу. Слава богу, я дома!
Притянув к себе моё лицо, Гемма нашла мои губы. Я замер, её поцелуй был совсем не детским. Вдруг мою щеку обожгла пощёчина.
– Как ты мог меня бросить?
Озадаченный, я заглянул в лицо моей девочки. Блин! А она здорово повзрослела! Мелькнула ещё одна мысль, но я с ходу задвинул её глубоко и надолго, хотя имея за плечами богатый опыт общения с женщинами, я никак не мог обмануться.
Тёмные глаза Геммы сверкнули гневом.
– Отвечай!
– Даже не знаю, что сказать… – промямлил я и в смятении потянулся к затылку. – Кажется, я беспробудно дрых всё это время, хотя мне кажется, иногда я слышал твоё пение.
– Проспал целых десять лет? – недоверчиво воскликнула Гемма. – Врёшь!
– Чтоб мне ни дна, ни покрышки, если вру! – я покосился на неё и, не зная как сообщить фантастическую новость, брякнул без подготовки. – Прости, малявка, кажется теперь мы оба вампиры.
– Выдумщик! – засмеявшись, она по детской привычке повисла на моей шее. – Глоб! Как же я счастлива, что ты вернулся. Не важно, где ты пропадал, главное, что мы снова вместе.
О, чёрт! Прижав к себе повзрослевшую Гемму, я припомнил её поцелуй и почувствовал отнюдь не братское волнение. Нет! Ну, какова подлость!
– Что с тобой? Глоб, ты не рад нашей встрече? – в тёмных глазах на бледном овале лица плескалась самая настоящая паника.
– Вот, дурочка! Как я могу не радоваться, вернувшись к своей единственной и неповторимой?! – выпалил я первое, что пришло на ум.
Н-да! Что-то соображалка совсем в полной отключке. Эдак, тайное быстро выплывет наружу… да, пошло всё куда подальше! Губы сами по себе растянулись в дурацкой ухмылке. Больше ни о чём не думая, я сгреб своё сокровище в охапку. Плевать на условности! Это моя девочка и я никому её не отдам!
– Малявка, неужели ты не забыла меня?
– Думаешь, это возможно? – от дрогнувшего голоса Геммы моё сердце окончательно затопило запретное чувство.
– Гемма!.. – выдохнул я и нерешительно коснулся губами её чистого лба. – Мой дорогой воробышек! Это счастье, что мы вместе.
– Глоб, я верила… нет! Я всегда знала, что ты жив и однажды вернёшься! Ведь я столько об этом просила Бога, что он не мог оставить мои молитвы без ответа! – она всхлипнула и снова заглянула мне в лицо. – Боже! Ты даже красивее, чем я помню, – шмыгнув носом, она смущённо улыбнулась и по излюбленной женской привычке потянулась к волосам. – Извини. Наверно, я выгляжу сущей крокодилицей.
– Не выдумывай! Для меня нет никого красивей, чем ты, – ответил я убеждённо.
И это была чистая правда. Мне было абсолютно по барабану, как выглядит моя девочка и уж тем более во что одета. Я любил её такой, какая она есть. Господи! Что же такое творится?! Так долго искать свою любовь и в результате понять, что она рядом, но по-прежнему недостижима, как луна на небе. Неловко высвободившись из объятий Геммы, я фальшиво улыбнулся.
– Вообще-то, ты как? Ведь я не шутил, говоря, что мы вампиры.
– Вампиры? Какие вампиры? – удивлённо переспросила Гемма и наморщила лоб, явно ничего не понимая. Тут её взгляд упал на пальто с вырванными пуговицами и вдобавок испачканное кровью. – Господи! Что это со мной? – она огляделась по сторонам. – Глоб, как мы оказались в нашем доме?
Ответить я не успел – подоспело возмездие. К моему великому сожалению три закона вампиризма всё-таки мне не приглючились. Резкий рывок и нас с Геммой разделила невидимая перегородка. Я зарычал, изо всех сил сопротивляясь крутящему тёмному вихрю. Бесполезно. Крылья сразу же переломало, но увлекаемый неведомой силой, я не сводил глаз со своего недавно обретённого сокровища, которое снова терял, возможно, навеки.
Лишь одно мне утешение, я был не одинок в своём горе. Что творилось с Геммой, не передать словами. Я не слышал, но видел, что она бьётся о перегородку и кричит, зовя меня. В какой-то момент сказалась вампирская кровь. Выпустив острые когти, она зарычала и с такой силой ударила разделяющее нас препятствие, что оно внезапно исчезло.
– Глоб!
Из моей глотки вырвался жуткий рёв, и я, собрав остатки сил, рванулся навстречу моей девочке. Мы были совсем рядом, как вдруг Гемму охватило золотое сияние. Мой ангел, моя единственная, пусть и нечестивая любовь исчезла, унося с собой моё сердце. Бушующий вихрь усилился, и я сдался – больше не имело смысла сопротивляться. От сумасшедшего полёта по туннелю жутко мутило, а обрывки крыльев не хуже бичей хлестали по телу. Наконец, меня куда-то выбросило. Я протёр воспалённые глаза и огляделся.
На этот раз багровое солнце стояло в зените, и знакомая каменная пустыня встретила меня нестерпимым жаром. Волоча сломанные крылья, я отправился на поиски дракона. Путь к нему отнял гораздо больше времени и сил, чем в прошлый раз. Но постамент был пуст. Я сел в его тени и принялся терпеливо ждать.
Палимая солнцем пустыня была абсолютно безжизненной. Камни спеклись, образовав единый монолит, местное зверье, если выжило, то попряталось и впало в спячку в ожидании лучших времён. Жаль, что я не мог последовать их примеру. При всём желании сон бежал от моих глаз, и я был вынужден бодрствовать. Заняться было абсолютно нечем, и я самому себе казался мошкой, завязшей в смоле, которая вынуждена терпеть миллионы лет, прежде чем попасть в руки мастера.
Кто сказал, что ад – худшее из мест? Неправда. В аду есть хоть какое-то общество. Самое страшное наказание – это одиночество – полнейшее, сводящее с ума. В моей памяти мало что сохранилось. Смерти мне было не дано, я всё перепробовал. Отрывочно помню, как я бесновался и призывал то Бога, то Сатану. Ни тот ни другой не отозвались, и я отрёкся от них.
Моей любимой привычкой стало сидеть на постаменте, и бездумно пялиться на горизонт, но однажды исчезли крылья. Из чистого упрямства я обломал себе когти, но взобрался наверх. Не знаю, сколько я там просидел, как вдруг моё внимание привлекло необычайное событие. По пустыне двигалось что-то живое. Взволнованный я спрыгнул вниз и, с трудом дождавшись, когда срастутся сломанные кости, бросился навстречу. Вскоре ухо различило знакомый мотоциклетный рёв.
Сияя хромом, мой верный друг лихо развернулся и остановился рядом со мной.
«Харлибой!.. – я упал на колени, не в силах вымолвить ни слова.
Когда шок немного прошёл, я понял, чей это подарок. К рулю моего воскресшего зверя был привязан знакомый красный шарф. Плача и хохоча, я вскочил в седло. Вперёд, Харлибой! К той, что послала тебя! Если нужно я переверну землю и небо, но найду свою единственную любовь. И боги ответят мне за каждую её слезинку.
Под напором радости, из души улетучились отчаяние и опустошённость. Будущее рисовалось только радужными красками и как знак свыше за спиной привычно легли крылья. Я вырвусь на волю!
***
Дракон плавно опустился на постамент, и неодобрительно посмотрел вслед беглецу.
«Глупый мальчишка! Видите ли, одиночество ему не по нраву! Попомни моё слово! Однажды ты устанешь от всего: от любви, от войн, от игр с людьми и богами. Тогда ты поймёшь, какое это счастье, что есть местечко, где тебя никто не беспокоит, – он закрыл глаза и спрятал голову под крыло. – Люцифер! Добавь-ка огоньку, что-то холодновато».
Автор: Safo On-line

Отзывы

Оставлен: 29 мая ’2010 | 14:16
Хороший рассказ. Понравился. Особенно финал с мотоциклом. )))

Ответить

intermezzo (МАСТЕР*)On-line
1 ответ
Оставлен: 29 мая ’2010 | 16:10
Редактировать отзыв Удалить отзыв
Спасибо, Юля!
Да, почему-то Харлибой запоминается.

Safo On-line
Оставлен: 29 мая ’2010 | 15:38
Да, Юля права. Еще с интересом читал Ваши представления о мужской половине. Рассказ получился на мой взгляд. Успехов!

Ответить

VEK (ГУРУ*)
1 ответ
Оставлен: 29 мая ’2010 | 16:19
Редактировать отзыв Удалить отзыв
Спасибо, Евгений! Что скажете о подаче мужского характера? Надеюсь, я не очень исказила картинку.

Safo On-line
Оставлен: 02 июня ’2010 | 02:23
Финал с монологом Дракона - блеск! Самый лучший эпизод рассказа!
Да! Дракон знает цену всему... и Одиночеству!

Ответить

stringer (МАСТЕР)
1 ответ
Оставлен: 02 июня ’2010 | 09:54
Редактировать отзыв Удалить отзыв
Таги, вы такой читатель, которым я горжусь.

Safo On-line
Оставлен: 28 июня ’2010 | 18:40
Читается на одном дыхание, а герои у вас такие яркие получились! Блеск!

Ответить

Glori-magic
1 ответ
Оставлен: 30 июня ’2010 | 20:35
Редактировать отзыв Удалить отзыв
Большое спасибо, Glori-magic!

Safo On-line
Оставлен: 07 августа ’2010 | 20:22
Замечательно. И стиль мне близок - люблю иронию...

Ответить

Slavis (УЧИТЕЛЬ*)
1 ответ
Оставлен: 08 августа ’2010 | 01:08
Редактировать отзыв Удалить отзыв
:-) Спасибо, Slavis!

Safo On-line
Оставлен: 25 декабря ’2010 | 21:18
Не совсем моя тема. Начало далось сложно. Пришлось поставить Manowar - Return Of The Warlord, своеобразный гимн всем байкерам, который в своё
время довольно неплохо перепела Ария. Текст наполнился атмосферой и дальше стал не строиться по кирпичикам, а начал литься мощными струями в такт рифам power metal. Кстати, можно сделать было бы плейкаст, использовав либо эту песню, либо кавер на неё от Арии (Пробил час). Хотя это противоречило бы концовке... Под неё подошёл бы HammerFall или Dark Moor, на мой взгляд.

_________________________________________

Вопросы, возникшие при прочтении:

* "Гады" - это что? Обувь?
* Не совсем понял этих любовных перипетий Глеба и Геммы. Они ведь родственники.
* Если Дракон помыкает Люцифером, то кто он? Диавол?

_________________________________________

Опять нашёл отсылку. Теперь это Азимов. =)

_________________________________________

Понравившиеся фразы:

"Я уже вышел из того возраста, когда пускают слюни при виде соблазнительной фигурки и симпатичной мордашки, и теперь ищу нечто большее. Вот только никак не могу найти, – ведь я сам не знаю, что мне нужно."

"Кто сказал, что Ад – это худшее из мест? Неправда. В Аду есть хоть какое-то общество. Самое страшное наказание – это одиночество. Полное одиночество."

_________________________________________

ИТОГ:

Интересно. Очень запутано, интригующе, ярко и образно. Сюжет, даже при том, что он затрагивает темы нелюбимые мной, очень приятный.

+10

Ответить

snow_spray (МАСТЕР)On-line
Оставлен: 25 декабря ’2010 | 23:33
Редактировать отзыв Удалить отзыв
Ну, Александр! Быстро вы откликнулись. Спасибо!

Да, "гады" - тяжёлые высокие ботинки армейского образца.
В общем-то, Гемма и Глеб не кровные родственники. Конечно, не совсем приемлемая любовная коллизия, но когда сочиняла, была под впечатлением японского фильма. ))
Нет, не диавол. Люцифером может помыкать только сами знаете кто.

Плейкаст с пространным текстом? Ну, не знаю. Я не сильна в музыкальном оформлении.

Ответить

Safo On-line
2 ответа
Оставлен: 26 декабря ’2010 | 11:50
Что за фильм?

С подобным поворотом событий только Олдбой в голову приходит. Но он корейский...

snow_spray (МАСТЕР)On-line
Оставлен: 26 декабря ’2010 | 18:57
Редактировать отзыв Удалить отзыв
Может, и корейский, не помню.))

22:27 



Гавриил Романович Державин

Сафо

Блажен, подобится богам
С тобой сидящий в разговорах,
Сладчайшим внемлющий устам,
Улыбке нежной в страстных взорах!

Увижу ль я сие - и вмиг
Трепещет сердце, грудь теснится,
Немеет речь в устах моих
И молния по мне стремится.

По слуху шум, по взорам мрак,
По жилам хлад я ощущаю;
Дрожу, бледнею - и, как злак
Упадший, вяну, умираю.

11:58 

Сумерки по Майер (мысли вслух)



Сподобилась посмотреть пару фильмов по шедевральной саге Стефани Майер. Жаль, что книгу не удалось осилить из-за совершенно жуткого языка.
"Я много плакаль... от смеха"
Блин! Заподозрила бы в её всеобщей популярности очередной сионистский заговор, если бы не интернет. Ладно, не будем трогать ярых патриотов от еврейского народа. Что-то мне подсказывает, что в основной своей массе они не очень-то гордятся новым шедевром национальной литературы.
Итак, ничем особо не примечательная девица, ещё не вышедшая из школьного возраста, находится в состоянии постоянного депресняка, вызванного тем, что ей никак не удаётся влиться в общий коллектив, и она постоянно находится на отшибе. Довольно честолюбивая, в душе она уверена, что это из-за того, что у неё нет парня и (о, ужас!) она ещё девственница, в то время как ровесницы уже вовсю хвастаются своими дружками и их подвигами в постели.
Что может исправить положение и придать серой жизни унылой девицы яркие краски и вес в школьной тусовке? Рецепт крайне прост – самый крутой парень. Робко оглядываемся по сторонам и опа! Вот он бледненький и хорошенький, жутко похожий на вампирчика.
Ну, а когда выясняется, что столетний мальчонка и в самом деле вампир, наша дурочка начинает сходить по нему с ума. Причём, не совсем ясно из-за чего, толи из-за того, что подлый тип не хочет лишить её невинности, толи из-за того, что не хочет обратить в вампира и этим подарить вечную жизнь. По-моему, досада на последнее обстоятельство вызывает гораздо больше эмоций на каменном лице актрисы, чем уверения героя в вечной любви. Боясь, что постареет, пока он разродится нужным ей решением, девица на время избавляется от чёрной меланхолии и предпринимает бешеную атаку, чтобы заставить его выполнить её самое заветное желание. Но, увы! Полнейший облом и я понимаю колебания героя. А фиг ли торопиться? Нужно хорошенько подумать, прежде чем на целую вечность заполучить такой подарочек. Тем более таких девиц у вечного школьника море разливанное и все они жаждут его страстного укуса и подарка в виде вечной жизни.
Что в таком случае делают предусмотрительные героини, если у них не полный вакуум в голове? Конечно, ищут запасной аэродром. В конце концов, оборотень ничем хуже вампира, он даже теплёнький и мякенький в отличие от него, а индейские навороты придают юному отроку дополнительный ореол романтичности.
Война вампирских кланов, готовых положить головы из-за общедоступного куска мяса, мягко говоря, вызывает недоумение. Слепота народа в американской глубинке, не подозревающего, что рядом с ними из года в год отираются вампиры и оборотни, лишний раз подтверждает нелестное мнение Задорнова. Похоже, массовой бледности и странных вывертов недостаточно, чтобы доказать, что ты вампир или оборотень, нужна надпись на лбу. Боюсь, и это не всегда поможет, поскольку чуть ли не четверть американцев не владеют грамотой.
Короче, тошниловка, но такая вся из себя романтичная! Почему-то запомнилось как Белла уговаривает вампира быть осторожней во время охоты. Интересно, что с ним может случиться? Его лягнёт бешеный заяц или попадётся нетрадиционно настроенный медведь?
Ах, да! Забыла пародию на Сумерки. Самое смешное заключалось в том, что исходный материал оказался настолько убогим, что временами игра комедийных актёров превосходила оригинал. Во всяком случае, героиня пародии подаёт гораздо больше признаков жизни, чем убитая на корню романтическая героиня основного фильма.
В общем, пришла к выводу, что Сумерки в оригинале гораздо смешней, чем в пародии. Особенно порадовало дружное ржание зала, когда влюблённая парочка скакала по цветочной полянке, залитой солнцем. Такая дешёвая слащавая сценка, что просто с души воротит, но она прекрасно характеризует суть всей саги С. Майер.
Бедные, бедные вампиры! Как мне вас жаль.
Снимаю шляпу перед автором. Это нужно уметь - так опошлить кровавых мистических тварей.

13:00 

Марионетка



Пусто. Совершенно пусто. Мягкими пластами тьма колышется под мебелью и прячется в углах комнаты. И на душе тоже тьма. Он ушел, и нити ослабели – сломанной куклой приткнулась на диване. Кажется, можно расслабиться и отдохнуть, но это невозможно. Нить, ведущая к сердцу, натянулась до предела.
«Хозяин, вернись! Мне невыносимо больно!»
Мгновения одиночества скапливаются в секунды, минуты, часы, и разом превращаются в вечность. Нет не в эту, а в ту с большой буквы. Такое холодное колючее слово. Вечность.
Вечность без тебя…
«Нет!» – взрываюсь лихорадочной деятельностью.
Уборка. Супермаркет. Готовка. Только его любимые блюда и напитки. Своих вкусов нет.
Время сошло с ума и стремительно несётся вперёд. Плачу, ничего не успевая. Дура! Чего сидела и бездельничала?
Слава Богу! Стол накрыт, всё готово. Скорей душ, платье. Нет, не это. Дома он не любит откровенных нарядов. Нужно что-нибудь воздушное и романтичное. Соответствующий макияж и причёска.
Готово.
Замираю. Из зазеркалья глядит волшебно красивая кукла. Никто не заподозрит, что она устала до чёртиков, что у неё дрожат руки и ноги.
Это я? Робко улыбаюсь, и кукла отвечает холодной загадочной улыбкой.
«Нет, это я!» Она кружится, любуясь собой, и мне становится тоскливо, но я не смею перечить. Больше меня нет, есть только она.
Звонок. Не спеша иду к двери.
Хорошенькая, но несколько встрёпанная девица растерянно глядит на меня, а затем на него. Она смотрит на моего бога слишком долго и слишком доверчиво. Это так знакомо. Моё сердце даёт перебой, сразу всё понимая. Вот и он слишком долго молчит, прежде чем представить гостью.
– Дорогая, познакомься, это Алиса моя коллега по работе.
В его голосе отчётливо слышится смущение и я умираю от боли в сердце, но кукла невозмутимо улыбается.
– Заходите. Несколько неожиданный визит, но я рада новому знакомству.
Наконец, изматывающий ужин, полный многозначительных взглядов и недомолвок закончен. Он вскакивает из-за стола.
– Я поймаю такси для Алисы.
Кукла удивлённо приподнимает брови.
– Зачем? Проще вызвать по телефону.
– Хочу заодно купить сигарет…
Хлопнула дверь, и мы остались одни.
– Поймите, я не хотела влезать в вашу семью….
– Погодите, – перебиваю я.
Поднимаюсь, не чувствуя ног, и слепо бреду к кухонному столу. Сияющие блики на остро отточенном лезвии просто гипнотизируют, лишая воли, но я не поддамся. Оборачиваюсь на слабый крик и, глядя в испуганные белёсые глаза, спокойно поясняю:
– Не бойтесь, Алиса. Чтобы уйти, я должна избавиться от нитей, держащих меня здесь.

22:32 

Отражённый свет


Вся жизнь на сцене бытия – заимствованный свет. Как мало мы имеем за душой.
Читаем, смотрим "ящик", лазим в Интернет. А если вдуматься, то наша жизнь сплошная пустота.
Семья для галочки, чтоб было как у всех, работы колесо, друзей изменчивый кружок.

И лишь страна Фантазия нам не даёт упасть на дно. Но в глубине души живёт сомнение.
А вдруг она убога и темна, как нашей жизни отражение?

22:25 

Вампирские сказки - стихи



Не плачь, мой бедный ангел тьмы! Я одиночество твое с собой в могилу заберу.
Не веришь? Зря. Как мрачен лик прекрасный твой! Ах, мой любимый, не грусти, не рви мне душу.
Возьми платок. Неважно, что будет он в крови. Страдать не нужно. Пей, не колеблясь, я скоро все равно умру...

Ах, мой хороший! Смеюсь и плачу, лишь сердцу веря, и нет мне, право, никакого дела,
Что для одних я чересчур умна, а для других – глупа без меры.

Как-то однажды глядя на луну, ты мне сказал с тоскою в темном взоре,
Что позабыл ты ласку солнца, низвергнутый навечно в царство тьмы, и это для тебя большое горе.
И у тебя надежды нет на будущее избавленье, и жаль тебе, что краски света меркнут в предрассветной мгле.

О, боги! Как же вы жестоки! Как вы могли столь бессердечно поступить?
Без капли сострадания живую душу в мертвом теле заключить!

Мой ангел, чтобы рассеять хоть на миг твою печаль, я сочинила сказки о любви.
Читая вязь моих письмен порой лукавых и отвязных, ты не суди их строго, я в них вложила часть души.
В плетеньи неуклюжем есть капля чувств и море света золотого. Я не прошу твоей любви. Забудь меня и вновь живи.

18:46 

Глупости под настроение


14:51 

Глупости под настроение


14:32 

Вампирские сказки-миниатюры



ДЕТИ НОЧИ

Плачет луна. Её тонкий серп почти гаснет.
- Хочу умереть навсегда! Мне не быть солнцем! Никто не полюбит меня, сгорая в огне буйной страсти!
- О, Матушка, не умирай! Мы любим тебя, – простонали Дети Ночи.
Пронесся грозный клич.
- Наша Мать горюет! Не допустим её печали! Вампиры, танец Крови в честь нашей богини!
Зашумел воздух, взбитый мощными крыльями с зубчатыми рваными краями. В звёздном небе плавно закружились тёмные фигуры. Гневно вспыхнули красные очи, оскалились пасти с белоснежными клыками.
Раздался ужасный рык.
- Докажем нашей Матери, что мы её любим!
Жуткие ангелы мести обрушились на города и села. Застонали от ужаса люди.
- Принимай наши дары, матушка! – гордо выпрямившись, прошипели Дети Ночи.
Луна улыбнулась. Её бледный лик просветлел, и тонкий серп начал расти.
- О, мои любимые дети! Я не никогда не оставлю вас. Мы всегда будем вместе!
Призрачная дорожка потянулась к обескровленным телам, лежащим у подножия древнего храма.
- Просыпайтесь, дети, настало ваше время,- тоска и нежность в беззвучном зове. - Ах,мои дорогие, сердце снова рвётся от боли, станцуйте вы свой танец Крови.
Шатаясь, поднялись на ноги самые красивые юноши и девушки, принесенные в жертву. За их спинами бесшумно развернулись огромные крылья. Протянув руки к луне, они взмыли в небо.
- О да, родная! Мы станцуем новый танец Крови!
Крылатая стая упала на несчастные земли. Люди снова стали дичью. Оторвавшись от своих жертв, юные вампиры подняли к небу перепачканные кровью лица.
- Матушка, ты довольна?
Бледный лик луны окрасился счастливым багрянцем.
- О да, дети! Вы изумительно прекрасны! Мои дорогие, примите награду.
Свет луны коснулся восторженных лиц Детей Ночи и навсегда окрасил кровью распахнутые очи.

Вампирские сказки

главная